Троицкий сельсовет
Тюльганский район Оренбургской области

О разъяснении отдельных положений законодательства о местном самоуправлении

/ Просмотров: 13

Вопрос 1. Как применяются акты жилищного законодательства?

Ответ. Акты жилищного законодательства не имеют обратной силы и применяются к жилищным отношениям, возникшим после введения их в действие, если иное прямо не предусмотрено этими актами (ч. ч. 1 и 2 ст. 6 ЖК РФ).

П. обратился в суд с иском к городской администрации о возложении обязанности предоставить ему по договору социального найма благоустроенное жилое помещение в границах города общей площадью не менее 28 кв. м.

В обоснование заявленных требований П. указал, что является инвалидом второй группы, страдает тяжелой формой психического расстройства, при котором невозможно совместное проживание граждан в одной квартире, с ноября 2017 года состоит на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении во внеочередном порядке, имеет право на дополнительную площадь.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска, суд пришел к выводу о том, что в связи с отменой Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 июля 2017 г. N 859 Постановления Правительства Российской Федерации от 16 июня 2006 г. N 378 у истца на момент рассмотрения дела отсутствует право на внеочередное предоставление жилого помещения в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ, имеющееся у него заболевание не входит в действующий Перечень тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире, утвержденный Приказом Министерства здравоохранения от 30 ноября 2012 г. N 987н.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции и его правовым обоснованием.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся судебные акты и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

В силу ч. 3 ст. 40 Конституции Российской Федерации малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами.

В целях реализации названных конституционных положений ч. 2 ст. 49 ЖК РФ предусмотрено, что малоимущим гражданам, признанным по установленным Жилищным кодексом Российской Федерации основаниям нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, в установленном Кодексом порядке предоставляются жилые помещения муниципального жилищного фонда.

Согласно ч. 1 ст. 57 ЖК РФ жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет, за исключением установленных ч. 2 названной статьи случаев.

Между тем для отдельных категорий граждан законодатель предусмотрел возможность предоставления жилого помещения по договорам социального найма во внеочередном порядке.

В силу п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, указанных в предусмотренном п. 4 ч. 1 ст. 51 названного Кодекса перечне.

Такой перечень был утвержден Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 июня 2006 г. N 378 "Об утверждении перечня тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире" и действовал до 1 января 2018 г.

Часть 1 ст. 6 ЖК РФ закрепляет общеправовой принцип действия законодательства во времени: акт жилищного законодательства не имеет обратной силы и применяется к жилищным отношениям, возникшим после введения его в действие.

На момент возникновения спорных правоотношений имеющееся у П. заболевание входило в указанный выше перечень, право на получение жилого помещения по договору социального найма в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ возникло у него с момента постановки на жилищный учет по соответствующему основанию в ноябре 2017 года, то есть до вступления в силу Перечня тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире, утвержденного Приказом Министерства здравоохранения от 29 ноября 2012 г. N 987н, что не было учтено судами.

Действующее жилищное законодательство (п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ) не ставит право на внеочередное предоставление жилого помещения в зависимость от наличия или отсутствия иных лиц, имеющих право на получение жилого помещения вне очереди, от обеспечения жильем других очередников, от времени постановки на учет в качестве нуждающихся в предоставлении жилого помещения, от включения в список граждан, имеющих право на получение жилого помещения вне очереди (список внеочередников).

Отсутствие в законодательстве указания на срок, в течение которого жилье должно быть предоставлено гражданам, имеющим право на его внеочередное предоставление, свидетельствует о том, что жилое помещение указанной категории граждан должно быть предоставлено незамедлительно после возникновения соответствующего субъективного права - права на получение жилого помещения вне очереди.

Данный вывод подтвержден определением Верховного суда Российской Федерации от 20 ноября 2018 г. № 85-КГ18-1.

 

Вопрос 2. Возможно ли исключение из региональной адресной программы по переселению граждан из аварийного жилищного фонда одного жилого помещения в многоквартирном жилом доме, включенном в указанную программу?

Ответ. Исключение из региональной адресной программы по переселению граждан из аварийного жилищного фонда одного жилого помещения в многоквартирном доме, включенном в указанную программу, действующим законодательством не предусмотрено и свидетельствует о нарушении прав граждан, являющихся собственниками данного помещения и имеющих право выбора способа обеспечения своих жилищных прав.

Так, постановлением правительства Вологодской области от 29 апреля 2013 г. N 484 утверждена областная адресная программа N 7 "Переселение граждан из аварийного жилищного фонда в муниципальных образованиях Вологодской области с учетом необходимости развития малоэтажного жилищного строительства на 2013 - 2015 годы" (в действующей редакции - областная адресная программа N 7 "Переселение граждан из аварийного жилищного фонда в муниципальных образованиях Вологодской области на 2013 - 2017 годы") (далее - областная адресная программа N 7).

Приложением N 1 к названной адресной программе является перечень аварийных многоквартирных домов, согласно первоначальной редакции которого в данный перечень был включен многоквартирный дом, имеющий 35 жителей, планируемых к переселению. Также в этом перечне указано, что количество единиц расселяемых жилых помещений составляет 17.

12 февраля 2018 г. правительством Вологодской области принято постановление N 127 "О внесении изменений в постановление правительства области от 29 апреля 2013 года N 484" (далее - Постановление N 127), согласно которому названный выше многоквартирный дом, ранее включенный в перечень, имеет 37 жителей, планируемых к переселению, а количество единиц расселяемых жилых помещений составляет 16.

Б., являющаяся собственником доли в праве собственности на квартиру N 2 в названном многоквартирном доме, обратилась в суд с административным исковым заявлением о признании Постановления N 127 недействующим в части исключения из областной адресной программы квартиры N 2.

В обоснование заявленных требований указала на противоречие оспариваемого правового регулирования Федеральному закону от 21 июля 2007 г. N 185-ФЗ "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства" и Жилищному кодексу Российской Федерации.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила указанное решение суда первой инстанции и приняла новое решение об удовлетворении административного искового заявления по следующим основаниям.

Правовые и организационные основы предоставления финансовой поддержки субъектам Российской Федерации на переселение граждан из аварийного жилищного фонда путем создания некоммерческой организации, осуществляющей функции по предоставлению такой финансовой поддержки, устанавливает Федеральный закон "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства", согласно ч. 1 ст. 3 которого в целях данного федерального закона создается государственная корпорация - Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства.

Под переселением граждан из аварийного жилищного фонда в п. 3 ст. 2 данного федерального закона понимается принятие решений и проведение мероприятий в соответствии со ст. 32 и 86, чч. 2 и 3 ст. 88 ЖК РФ.

Под предоставлением финансовой поддержки за счет средств Фонда в п. 4 ст. 2 данного федерального закона понимается, среди прочего, предоставление Фондом целевых средств бюджетам субъектов Российской Федерации на безвозвратной и безвозмездной основе на переселение граждан из аварийного жилищного фонда на условиях, предусмотренных этим же федеральным законом.

По общему правилу, жилищные права собственника жилого помещения в доме, признанном в установленном порядке аварийным и подлежащим сносу, обеспечиваются в порядке, предусмотренном ст. 32 ЖК РФ, то есть в случае, когда собственники жилых помещений в таком доме в предоставленный им срок не осуществили его снос или реконструкцию, органом местного самоуправления принимается решение об изъятии земельного участка, на котором расположен указанный аварийный дом, для муниципальных нужд и, соответственно, об изъятии каждого жилого помещения в данном доме путем выкупа.

Другое жилое помещение взамен изымаемого в таком случае может быть предоставлено собственнику только при наличии соответствующего соглашения, достигнутого с органом местного самоуправления, и только с зачетом его стоимости в выкупную цену (ч. 8 ст. 32 ЖК РФ).

Вместе с тем, если жилой дом, признанный аварийным и подлежащим сносу, включен в региональную адресную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда, то собственник жилого помещения в таком доме в силу п. 3 ст. 2, ст. 16 Федерального закона "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства" имеет право на предоставление другого, равнозначного, жилого помещения либо его выкуп.

При этом собственник жилого помещения имеет право выбора любого из названных способов обеспечения его жилищных прав.

Таким образом, включение жилых помещений в региональную адресную программу переселения граждан из аварийного жилищного фонда расценивается в качестве обстоятельства, расширяющего объем жилищных прав собственников помещений при переселении их из аварийного жилищного фонда по сравнению с положениями ч. 8 ст. 32 ЖК РФ, а исключение жилого помещения из указанной программы, осуществленное с нарушением положений ст. 16 Федерального закона "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства", может привести к нарушению прав граждан, являющихся собственниками данного помещения.

Согласно п. 1 ч. 2 ст. 16 Федерального закона "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства" региональная адресная программа по переселению граждан из аварийного жилищного фонда должна содержать, в частности, перечень многоквартирных домов, признанных до определенной даты в установленном порядке аварийными и подлежащими сносу или реконструкции в связи с физическим износом в процессе их эксплуатации.

Частью 2.1 ст. 16 названного закона установлены требования к размерам этапов региональных адресных программ. Размер этапа 2017 года и (или) последующего года региональной адресной программы по переселению граждан из аварийного жилищного фонда должен быть равен остатку аварийного жилищного фонда. При этом под остатком аварийного жилищного фонда, расположенного на территории субъекта Российской Федерации, понимается общая площадь аварийного жилищного фонда, не включенного в этапы прошлых лет региональной адресной программы по переселению граждан из аварийного жилищного фонда, в том числе региональной адресной программы по переселению граждан из аварийного жилищного фонда с учетом необходимости развития малоэтажного жилищного строительства.

Под размером этапов понимается общая площадь аварийного жилищного фонда, переселение граждан из которого предусмотрено этапом региональной программы.

В силу ч. 2 ст. 16 Федерального закона "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства" внесение в региональную адресную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда изменений, которые приводят к нарушению требований, установленных чч. 2 и 2.1 названной статьи, не допускается.

В материалах административного дела имелись доказательства, свидетельствующие о том, что на основании заявки Вологодской области Фондом содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства было принято решение о предоставлении финансовой поддержки на реализацию этапа областной адресной программы 2016 - 2017 годов, при этом этапом 2016 года этой программы, на реализацию которого запрашивалась финансовая поддержка, было предусмотрено переселение граждан из многоквартирного дома, в котором административному истцу принадлежит доля в праве общей долевой собственности на квартиру N 2, имеющего 17 жилых помещений, планируемых к переселению.

Постановлением N 127 в областную адресную программу внесены изменения, согласно которым количество единиц расселяемых жилых помещений уменьшено до 16 за счет исключения из этой программы квартиры N 2, находящейся в указанном выше многоквартирном доме.

Вместе с тем, исключение из региональной адресной программы по переселению граждан из аварийного жилищного фонда одного жилого помещения в многоквартирном доме, включенном в указанную программу, действующим законодательством не предусмотрено и свидетельствует о нарушении прав граждан, являющихся собственниками данного помещения и имеющих право выбора способа обеспечения своих жилищных прав.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о противоречии оспариваемого правового регулирования нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, и наличии правовых для удовлетворения административного искового заявления.

         Данный вывод подтвержден определением Верховного суда Российской Федерации от 06.02.2019 № 2-АПГ18-19.

 

Вопрос 3. Возможно ли установление нормативным правовым актом органа местного самоуправления права на пенсию за выслугу лет муниципальным служащим в зависимости от стажа муниципальной службы непосредственно в органах местного самоуправления конкретного муниципального образования?

Ответ. Правовое регулирование, согласно которому право на пенсию за выслугу лет муниципальным служащим поставлено в зависимость от стажа муниципальной службы непосредственно в органах местного самоуправления конкретного муниципального образования, противоречит действующему законодательству.

Так, решением Собрания депутатов Обливского района Ростовской области от 18 октября 2011 г. N 93 утверждено Положение "О государственной пенсии за выслугу лет лицам, замещавшим муниципальные должности и должности муниципальной службы муниципального образования "Обливский район" (далее - Положение), в соответствии с п. 1.2 ч. 1 ст. 1 которого право на государственную пенсию за выслугу лет в соответствии с названным решением имеют лица, замещавшие на 15 января 1998 г. и (или) позднее должности муниципальной службы при наличии стажа муниципальной службы не менее 15 лет, в том числе имеющие стаж работы непосредственно в органах местного самоуправления Обливского района не менее 10 лет, при увольнении с муниципальной службы по основаниям: а) ликвидация органов местного самоуправления муниципального образования "Обливский район"; б) сокращение штата или численности муниципальных служащих в органах местного самоуправления муниципального образования "Обливский район"; в) увольнение с должностей, утверждаемых в установленном федеральным и областным законодательством порядке для непосредственного обеспечения исполнения полномочий лиц, замещающих муниципальные должности, в связи с прекращением этими лицами своих полномочий; г) достижение предельного возраста, установленного законом для замещения должности муниципальной службы муниципального образования "Обливский район"; д) обнаружившееся несоответствие замещаемой должности муниципальной службы муниципального образования "Обливский район" вследствие состояния здоровья, препятствующего продолжению муниципальной службы; е) увольнение по собственному желанию; ж) перевод муниципального служащего муниципального образования "Обливский район" в другую организацию или переход на выборную должность. Право на пенсию за выслугу лет имеют лица, если на момент освобождения от должности они имели право на страховую пенсию по старости (инвалидности) и непосредственно перед увольнением замещали должности муниципальной службы не менее 12 полных месяцев.

И. обратился в суд с административным исковым заявлением о признании п. 1.2 ч. 1 ст. 1 названного Положения недействующим в той мере, в какой указанная норма устанавливает требование в том числе к наличию стажа работы непосредственно в органах местного самоуправления Обливского района не менее 10 лет, а также предусматривает условие о замещении непосредственно перед увольнением должности муниципальной службы не менее 12 полных месяцев.

В обоснование заявленных требований И. указал, что оспариваемое правовое регулирование ограничивает предусмотренное федеральным законом право муниципального служащего на пенсионное обеспечение за выслугу лет.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила указанное решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении административного искового заявления о признании недействующим абзаца первого п. 1.2 ч. 1 ст. 1 Положения. В данной части принято новое решение, которым указанная норма признана недействующей в той мере, в какой она устанавливает требование в том числе к наличию стажа работы непосредственно в органах местного самоуправления Обливского района не менее 10 лет. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

При этом Судебная коллегия исходила из следующего.

Из содержания абзаца первого п. 1.2 ч. 1 ст. 1 оспариваемого Положения следует, что предоставление права на государственную пенсию за выслугу лет лицам, замещавшим должности муниципальной службы, поставлено в зависимость от определенного стажа муниципальной службы непосредственно в органах местного самоуправления Обливского района Ростовской области, поэтому при наличии у муниципальных служащих стажа муниципальной службы в органах местного самоуправления другого муниципального образования, как это имеет место быть в случае по этому административному делу, но при отсутствии у данных муниципальных служащих стажа муниципальной службы непосредственно в органах местного самоуправления Обливского района Ростовской области не менее 10 лет, данные муниципальные служащие не имеют права на государственную пенсию за выслугу лет.

Вместе с тем такое условие предоставления права на пенсию за выслугу лет муниципальным служащим, согласно которому предоставление этого права поставлено в зависимость от стажа муниципальной службы непосредственно в органах местного самоуправления определенного муниципального образования, противоречит нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, и ограничивает права и свободы граждан.

Так, единство основных требований к муниципальной службе, а также правовая и социальная защищенность муниципальных служащих, в силу пп. 7 и 8 ст. 4 Федерального закона от 2 марта 2007 г. N 25-ФЗ "О муниципальной службе в Российской Федерации", являются основными принципами муниципальной службы. Положениями ст. 5 этого же федерального закона и положениями ст. 7 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" установлена взаимосвязь государственной гражданской службы Российской Федерации и муниципальной службы.

Согласно правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации специфика государственной и муниципальной службы в Российской Федерации предопределяет особый правовой статус государственных и муниципальных служащих, обусловленный содержанием профессиональной служебной деятельности, характером выполняемых функций, предъявляемыми квалификационными требованиями, а также ограничениями, связанными с прохождением государственной и муниципальной службы.

Осуществляя специальное правовое регулирование пенсионного обеспечения государственных и муниципальных служащих, в том числе вводя для них дополнительные гарантии в сфере пенсионных отношений, федеральный законодатель исходил из того, что единство публичной природы государственной гражданской службы и муниципальной службы, обусловленное объективной схожестью условий и порядка их прохождения, предполагает и общность основных принципов и условий государственного пенсионного обеспечения государственных гражданских служащих и муниципальных служащих (п. 6 ст. 7 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" и п. 6 ст. 5 Федерального закона "О муниципальной службе в Российской Федерации").

Согласно п. 4 ст. 7 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" условия предоставления права на пенсию государственным гражданским служащим субъектов Российской Федерации и муниципальным служащим за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации и средств местных бюджетов определяются законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации и актами органов местного самоуправления. При этом государственные гражданские служащие субъектов Российской Федерации, муниципальные служащие имеют право на пенсию за выслугу лет, устанавливаемую к страховой пенсии по старости (инвалидности), назначенной в соответствии с Федеральным законом "О страховых пенсиях" либо досрочно назначенной в соответствии с Законом Российской Федерации от 19 апреля 1991 г. N 1032-1 "О занятости населения в Российской Федерации", при наличии стажа государственной гражданской службы, стажа муниципальной службы, минимальная продолжительность которых для назначения пенсии за выслугу лет в соответствующем году определяется согласно приложению 2 к названному федеральному закону.

Из приведенных положений п. 4 ст. 7 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" не следует, что стаж гражданской службы и стаж муниципальной службы, необходимый для назначения пенсии за выслугу лет, должен быть приобретен исключительно в органах государственной власти или органах местного самоуправления определенного субъекта Российской Федерации или определенного муниципального образования, поскольку федеральный законодатель такого условия для предоставления права на пенсию за выслугу лет не устанавливает.

Не установлены такие условия и законодательством субъекта Российской Федерации, что следует из положений Областного закона Ростовской области от 29 февраля 2000 г. N 62-ЗС "О ежемесячной доплате к пенсии отдельным категориям граждан", Областного закона Ростовской области от 26 июля 2005 г. N 344-ЗС "О государственной гражданской службе Ростовской области", Областного закона Ростовской области от 9 октября 2007 г. N 786-ЗС "О муниципальной службе в Ростовской области" и Областного закона Ростовской области от 15 февраля 2008 г. N 872-ЗС "О государственной пенсии за выслугу лет лицам, замещавшим государственные должности Ростовской области и должности государственной гражданской службы Ростовской области".

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации указала, что само по себе право муниципального служащего на получение дополнительного пенсионного обеспечения в виде пенсии за выслугу лет производно от его предшествующей трудовой деятельности на должностях муниципальной службы, предполагающей выполнение определенных, значимых для общества обязанностей, поэтому для приобретения права на пенсию за выслугу лет данная деятельность может осуществляться муниципальным служащим на должностях муниципальной службы, замещаемых на всей территории Российской Федерации, а не только отдельных ее субъектов.

Данный вывод подтвержден определением Верховного суда Российской Федерации от 21.01.2019 № 41-АПГ18-25

 

 

Секретарь Совета (ассоциации)                                                                 В.А. Щепачев